Жилище в Греции древнейшей эпохи

Глава «Жилище» подраздела «Архитектура Греции древнейшей эпохи (XII — середина VIII в. до н.э.)» раздела «Архитектура Древней Греции» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией В.Ф. Маркузона. Автор: В.Ф. Маркузон (Москва, Стройиздат, 1973)


Археология не имеет надежных сведений о греческом жилище древнейших времен. О нем можно судить по остаткам храмов и в основном по описаниям в гомеровских поэмах, особенно в «Одиссее». При этом, однако, необходимо помнить, что поэмы Гомера, бывшего, по представлениям самих греков, рапсодом (по-гречески — «сшивателем песен»), включают не только его собственное творчество, но и обработанные им эпические песни более раннего периода и поэтому нередко отражающие черты быта блистательного расцвета предшествовавшей крито-микенской культуры. Кроме того, описания Гомера фрагментарны, рассчитаны на знакомство слушателей с типом построек и их элементами и поэтому порождают немало трудностей при истолковании. Все же описания дворцов Алкиноя («Одиссея», VII, 82-132), Одиссея («Одиссея», XVII, 264—268; XIX, 600; XXIII, 177—204 и др.), а также и другие вскользь упоминаемые постройки позволяют составить общие представления о древнейшем жилище, тесно связанном с обрабатываемой землей.

Главным организующим элементом жилой усадьбы и дворца был двор (ауле):

Тын из дубовых, обтесанных, близко один от другого
В землю вколоченных кольев его окружал.
(«Одиссея», XIV, 11-12).

Во дворе размещались хозяйственные постройки, некоторые из них еще сохраняли древнейшую круглую форму («Одиссея», см. выше). Усадьба включала и обнесенный оградой плодовый сад и огород.

Главное, парадное помещение дома — мегарон — открывалось во двор через сени (продомос) и портик (Гомеров гимн Деметре, 184). Потолок в мегароне поддерживали две или четыре колонны. Между ними находился очаг, над которым в потолке устраивалось защищенное от дождя отверстие для выхода дыма (ср. храмы в Дреросе и Принии, стр. 26). Закопченный потолок («Одиссея», XXII, 339-340) сочетался с богатым убранством помещения.

Стены кругом огибая, во внутренность шли от порога
Лавки богатой работы. На лавках лежали покровы,
Тканные дома искусной рукой рукодельных невольниц.
(«Одиссея», VII, 95-97).

Женская половина дома — гинекей — иногда располагалась на втором этаже («Одиссея», I, 324 - 325; XIX, 600).

Как обычный элемент дома упоминаются баня, теплая купальня, различные кладовые.

У Гомера описывается и скромная усадьба раба-свинопаса «богоравного» Евмея («Одиссея», XIV, 5 и след.). Эпитет и некоторые общие черты усадьбы Евмея и дворца Одиссея реалистически рисуют патриархальные формы быта и рабства, а также падение эллинской культуры по сравнению с эгейской: как у пастуха, так и у царя во дворе жилища стоит скот, у Одиссея даже хранится навоз для удобрения («Одиссея», XVII, 297), чего нельзя себе и представить во дворцовых двориках Кносса или Микен.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)