Композиционные принципы в архитектуре Рима эпохи Республики

Глава «Композиция» подраздела «Архитектура Римской республики» раздела «Архитектура Древнего Рима» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией Б.П. Михайлова. Автор: М.Б. Михайлова (Москва, Стройиздат, 1973)


Как в отдельных зданиях, так и в больших ансамблях эпохи республики, прослеживается удивительное единство композиционных принципов. Оно восходит к той отдаленной эпохе, когда вместе со многими особенностями этрусской религии римляне глубоко усвоили характерные черты композиции этрусских храмов: строго симметричное относительно центральной оси построение здания, рассчитанного на фронтальное восприятие. Вначале это проявилось главным образом в культовой архитектуре. Но, попав на благоприятную почву (эти принципы необычайно соответствовали психическому складу латинян с их тяготением к упорядоченности и регулярности), они получили широкое развитие во всех основных типах италийских сооружений.

В процессе формирования своей архитектуры римляне отбирали из греческого и эллинистического наследия только то, что не противоречило их композиционным принципам. Типичным примером является переработка рассчитанного на круговое обозрение греческого периптера, стоящего на ступенчатом основании, в духе италийской фронтальности. Показательно создание ими замкнутого, доступного лишь с главного фасада псевдопериптера, а также придание круглым храмам, форма которых вызывает стремление к обходу, односторонней ориентации. Не случайно и применение апсиды в храме, базилике, нимфее, так как она сильнее выявляла продольную ось здания.

Осевая композиция рано проявилась в италийском жилом доме — том типе сооружений, в котором этнические особенности народа сказываются особенно ясно, и безраздельно господствовала в нем свыше четырех столетий. В столь крупных общественных сооружениях, как форумы, она была применена во II в. до н.э. (о чем свидетельствует форум Помпей), достигнув наиболее четкого выражения в столичном форуме Цезаря в самом конце республики.

При всей своей универсальности фронтальная осевая композиция отнюдь не была жесткой схемой, сковывающей развитие. Выражая определенные общие принципы, она в их пределах открывала достаточный простор индивидуальным решениям, учитывающим всю неповторимую конкретность условий строительства и характера участка, требований к постройке, вкусов заказчика и исполнителя и т.п. В приложении к жилищу осевая композиция обеспечивала определенный порядок в расположении помещений, обусловленный образом жизни римской семьи. Отражая в своей планировке постепенные изменения жизненного уклада, атриумно-перистильный дом с его развивающимися в глубину вдоль главной оси помещениями дал многочисленные, своеобразные варианты римского жилища.

Не менее важным композиционным приемом было террасное построение отдельных зданий или их групп, естественное в условиях гористой Италии. В немалой степени оно было связано с глубокой потребностью римлян в постоянном общении с природой. Раскрывая на природу здание, до этого оживляемое лишь иллюзорным, застывшем в своей неизменности пейзажем стенных росписей, террасная композиция обогатила интерьер живыми панорамами. Подлинный пейзаж, постоянно меняющий в течение дня свои краски, возник в рамках окон и в обрамлении колоннад портика.

Тонкое ощущение природной среды помогало римским зодчим настолько органично включить архитектуру в пейзаж, что она, изменяя и дополняя его, не воспринималась как чужеродный элемент. Храмы на вершине гор кажутся выросшими из них своими субструкциями, а каменистые склоны холмов естественно переходят в облицованные камнем субструкции террас жилых домов, вилл или святилищ.

Наивысшего расцвета террасная композиция достигла в первой половине I в. до н.э. в святилищах Пренесте и Тибура. В них фронтальная осевая композиция приобрела большой пространственный размах и обогатилась динамикой, присущей террасным построениям с их последовательно повышающимися и сменяющими друг друга архитектурными объемами и формами. По сравнению с храмом в Габиях в святилище Геркулеса достигнута та непрерывность перехода от одного архитектурного объема к другому, благодаря которой движение к храму приобрело характер плавного торжественного восхождения. В святилище Фортуны движение архитектурных масс подчинено более сложному ритму. Медленно нарастая в тяжелых нижних ярусах, оно переходит далее в стремительный подъем крутых лестниц средних террас, подводящих к площади, и, прерванное этой паузой, продолжается новым взлетом вверх к замыкающему композицию легкому круглому храму на вершине. Симметричное расположение портиков, экседр, фонтанов и статуй на отдельных террасах сосредоточивает все внимание на главной оси комплекса. Вот почему развивающееся на этом живописном фоне движение архитектурных форм охватывает весь огромный склон горы и объединяет все части сложного и протяженного ансамбля.

Римская архитектура республики дала блестящие образцы последовательного развития фронтальной осевой композиции в больших масштабах. Наряду с этим существовал и другой принцип композиции, проявлявшийся реже и предполагавший свободную асимметричную планировку. Чаще всего он применялся в виллах и некоторых домусах, где при асимметрии целого отдельные части сохраняли осевую симметрию.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)