Императорские резиденции Древнего Рима

Глава «Императорские резиденции» подраздела «Архитектура Римской империи» раздела «Архитектура Древнего Рима» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией Б.П. Михайлова. Автор: М.Б. Михайлова (Москва, Стройиздат, 1973)


Золотой дом Нерона в Риме. Дворец Флавиев на Палатине. Дворец Диоклетиана в Салоне


Архитектура Древнего Рима. Рим. Золотой дом Нерона, I в. н.э. План северного крыла с прилежащими к нему остатками поздних сооружений
176. Рим. Золотой дом Нерона, I в. н.э. План северного крыла с прилежащими к нему остатками поздних сооружений
Архитектура Древнего Рима. Рим. План северного крыла Золотого дома
177. Рим. План северного крыла Золотого дома
 Архитектура Древнего Рима. Золотой дом Нерона. Октогон. План Архитектура Древнего Рима. Золотой дом Нерона. Октогон. Современный вид
178. Золотой дом Нерона. Октогон. План, современный вид

В течение нескольких столетий императорские жилища строились на Палатине или соседних с ним холмах. Первые дворцы — Ливии и Августа — видимо, принадлежали к типу домусов. Более монументальные дворцы Тиберия и Калигулы погибли от пожаров. Некоторое представление можно составить лишь о Золотом доме Нерона, разрушенном Флавиями. Остатки его частично сохранились. Золотой дом назван так по отделке интерьеров позолотой, драгоценными мозаиками и слоновой костью. По сведениям античных авторов, Золотой дом был огромной виллой с озером в центре и дворцовыми и другими корпусами, разбросанными среди садов, рощ и лугов между Палатином, Оппием, Эсквилином и Целием. Вход со стороны Священной дороги был оформлен монументальным портиком. У подножия Целия находился грандиозный нимфей. Остатки основной части виллы скрыты под позднейшими термами Траяна (рис. 176). Своды ряда ее залов были расписаны небольшими панно в стуковых обрамлениях. В числе помещений имелась круглая вращающаяся столовая.

Раскрыт один из корпусов дворца, выстроенный на Эсквилине зодчими Севером и Целером (рис. 177). Подобно виллам Кампании, вход выделен значительным углублением фасада, образующим перед ним двор. Одинаковые ряды залов в перистильной левой части здания зодчие пытались разнообразить введением кое-где ниш различных очертаний. Правая часть дворца содержит необычную по композиции группу залов (рис. 178). Ее центром был октогон со стороной 13,5 м, образованный смыкающимися под углом столбами, соединенными плоскими перемычками.

Октогон перекрыт сомкнутым восьмичастным сводом, переходящим в купол с опайоном. Диаметр опайона достигал 6 м. Основными несущими элементами были столбы и ребра свода, подходившие к основанию купола и воспринимавшие его давление. Тонкие грани свода над плоскими перемычками являлись лишь заполнением этой конструкции. Распор купола погашался окружавшими октогон сводчатыми помещениями: удлиненным залом с апсидой, перекрытым цилиндрическим сводом; двумя крестообразными в плане залами со вспарушенными крестовыми сводами; двумя широкими залами с нишами и двумя треугольными помещениями. Все они связывались обходом вокруг октогона, образуя стройную композицию, симметричную оси, отмеченной удлиненным залом. Вписанная в прямоугольную сетку плана правой части дворца эта группа залов с расположенными под углом 45° крестообразными помещениями внесла в него элемент динамики. Пространства разных форм, сопоставленные с центрическим пространством октогона, в которое они выходили, чередовались при обходе, сменяя друг друга. Падавший сверху свет заливал октогон и, постепенно слабея, доходил до противоположных входам ниш окружающих помещений, объединяя их с центральным залом. Октогон, появившийся в Золотом доме, — новая форма, вскоре распространившаяся в римской архитектуре. Здесь впервые конструктивный каркас выступил освобожденным от тяжелой инертной массы заключавших его стен, а свойства прочного и легкого бетона были использованы полностью. Оригинальность замысла и совершенство конструкции этого архитектурного организма, который в комплексе дворца выглядит инородным телом, заставляют предполагать, что его автором был гениальный Рабирий, возможно, начавший здесь свою деятельность.

Архитектура Древнего Рима. Рим. Дворец Флавиев на Палатине, конец I в. н.э. Генеральный план
179. Рим. Дворец Флавиев на Палатине, конец I в. н.э. Генеральный план
Архитектура Древнего Рима. Рим. Дворец Флавиев. План нижней террасы Архитектура Древнего Рима. Рим. Дворец Флавиев. Нимфей
181. Дворец Флавиев. Нимфей
Архитектура Древнего Рима. Рим. Дворец Флавиев. Субструкции полукружия нижней террасы над Большим цирком
180. Дворец Флавиев. План нижней террасы 182. Дворец Флавиев. Субструкции полукружия нижней террасы над Большим цирком

Крупнейшим созданием Рабирия был осуществленный при Домициане грандиозный дворец Флавиев на Палатине, сделавшийся постоянной императорской резиденцией вплоть до конца империи. Во дворце были частично использованы более ранние сооружения. Строительство его закончилось к 92 г. н.э. Сооружение состояло из четырех частей: дворца Домициана, так называемого дома Августа, Палатинского стадия и терм (рис. 179, 180). Воздвигнутый на холме, понижавшемся к юго-западу, дворцовый комплекс располагался на разных уровнях. Парадной северо-восточной стороной дворец был обращен к арке Тита. Наиболее торжественной частью комплекса был дворец Домициана, служивший для представительства. Колоннада его главного фасада опиралась на высокий подий, выступавший в центре и образующий трибуну, с которой император показывался народу. Плохая сохранность остатков дворца не позволяет установить, имелся ли вход на главном фасаде или доступ внутрь осуществлялся через боковой вход. За трибуной открывался тронный зал, где происходили приемы послов и другие официальные церемонии. Зал размером 31,44X32,1 м был перекрыт легким бетонным сводом и ритмически членился колоннами у стен. Простенки были украшены эдикулами с полукруглыми и треугольными фронтонами. Черные базальтовые статуи в эдикулах вырисовывались на фоне светлых мраморных стен. В глубине этого великолепного зала с цветным мозаичным полом в сводчатой нише стоял трон императора.

Справа от тронного зала находилась базилика с апсидой и двумя рядами колонн, перекрытая, видимо, цилиндрическим бетонным сводом. Здесь император вершил высший суд. По другую сторону от тронного зала находился зал, считавшийся ранее ларарием. Два широких прохода соединяли тронный зал с перистилем, затененные портиками стены которого были облицованы мрамором. Вдоль северо-западной стены дворца шел ряд причудливых в плане нимфеев, средний из которых был восьмиугольным, расчлененным нишами.

Середину перистильного двора занимал восьмигранный бассейн с фонтаном. За перистилем отделенный от него колоннадой простирался грандиозный триклиний, фланкированный двумя закругленными нимфеями с овальными фонтанами. Из триклиния сквозь большие проемы в стенах были видны нимфеи (рис. 181). Нимфеи, видимо, не были перекрыты.

Архитектура дворца Домициана отразила изменившееся представление об императорской власти. Если первоначально император считался первым среди равных, то уже к концу I в. н.э. в Риме не только прочно утвердился императорский культ, но он оказался проникнутым восточными представлениями о носителе власти как о божественном существе. Отсюда возвеличивание императора и та дистанция между ним и остальными гражданами, которая отчетливо выразилась в планировке и композиции дворца. Так, трибуна, трон в тронном зале и кресло императора в триклинии были выделены планировочно, будучи помещены строго по центральной оси дворца. Место императора в интерьере выделялось и композиционно: обрамленное сводчатой апсидой и приподнятое выше того уровня, где находились придворные, оно замыкало перспективу удлиненных зал (тронного, базилики, триклиния), сразу притягивая к себе взгляды входящих. Сводчатое завершение апсиды, символизирующее небесный свод, напоминало о божественности императорской власти.

Дворец Домициана соединялся с примыкавшим к нему домом Августа, который являлся жилой частью императорской резиденции. Дом Августа в свою очередь имел парадную и собственно жилую половины. Парадная, смежная с дворцом Домициана, располагалась вблизи главного входа со стороны северо-восточного фасада. Она была образована двумя обширными перистилями, в которые выходили группы приемных зал и нимфеев. Середину второго перистиля занимал бассейн с островком в центре. Далее следовал двухэтажный корпус, второй этаж которого занимал кромку холма на уровне перистилей, а первый опирался на террасу, расположенную на 10 м ниже. Этот корпус разграничивал парадную и интимную половины дома цезарей. Залы и нимфеи верхнего этажа сообщались с нижним лестницей, проходившей вдоль западной стены. Лестница была отделена колоннадой от прямоугольного нимфея. Среди помещений нижнего этажа выделяются три восьмиугольных нимфея, более сложных, чем аналогичные нимфеи верхнего яруса дворца. Здесь каждая из стенок ниш в свою очередь прорезана нишами меньших размеров. Это дальнейший шаг в разработке многоугольного и многопланового архитектурного пространства. В середине террасы находился окаймленный колоннадой бассейн с островками сложных очертаний, украшенными фонтанами и растениями. Слева к бассейну была обращена группа жилых комнат (кубикулы, открытые нимфеи и т. д.), хорошо связанных между собой и изолированных коридорами от других помещений нижнего перистиля, образуя своего рода дворец во дворце (см. рис. 180). Ансамбль нижней террасы завершали два павильона, и вогнутое полукружие зрительной площадки с императорской ложей на бровке холма над Большим цирком (рис. 182). С востока к Августову дому примыкал Палатинский стадий (размером 50X184 м), служивший садом для прогулок. Он был окружен двухъярусными портиками с деревьями, цветниками и фонтанами. В юго-восточном углу комплекса помещались термы, позже перестроенные Септимием Севером.

Дворец Флавиев, являясь самым монументальным домусом империи, имел и ряд черт виллы: стадий для прогулок, бассейны с островками, летние павильоны, множество нимфеев и смотровую площадку, здесь обращенную на Большой цирк и городской пейзаж.

Во дворце Флавиев Рабирий продолжил начатую им в Золотом доме разработку динамической пространственной композиции. Рассматривая отдельную пространственную форму не в ее замкнутости, самостоятельности, а как составную часть ансамбля, зодчий добился виртуозного развития намеченного им ранее приема анфиладности. Большие и малые, высокие и низкие, крытые и открытые залы прямоугольных, многоугольных и криволинейных в плане очертаний переходили один в другой и смотрелись один из другого. Они последовательно сопоставлялись друг с другом, с колоннадами и перистилями, а также связывались с широкой панорамой Рима, возникавшей за колоннами портиков и за окнами раскинувшегося на холме дворца. Это создавало многообразие интерьера при его четкой в целом организации в соответствии с традиционно римским принципом осевой симметрии. В этом сложном и протяженном комплексе отдельные части, различающиеся по своему назначению, сохраняли необходимую обособленность, не теряя связи с целым.

Величественный дворец Флавиев, возвышавшийся в центре столицы империи, наглядно воплощал могущество императорской власти, добившейся мирового господства. Даже руины дворца в средние века и в эпоху Возрождения производили неизгладимое впечатление, свидетельствуя о величии и размахе античной архитектуры.

Архитектура Древнего Рима. Салона (Сплит). Дворец Диоклетиана, 305 г. н.э. План (реконструкция)
183. Салона (Сплит). Дворец Диоклетиана, 305 г. н.э. План (реконструкция)
Архитектура Древнего Рима. Салона (Сплит). Дворец Диоклетиана, 305 г. н.э. Реконструкция общего вида
184. Дворец Диоклетиана. Реконструкция общего вида
Архитектура Древнего Рима. Салона (Сплит). Дворец Диоклетиана, 305 г. н.э. Часть вестибюля Архитектура Древнего Рима. Салона (Сплит). Дворец Диоклетиана, 305 г. н.э. Колоннада перед входом во дворец
185. Дворец Диоклетиана. Колоннада перед входом во дворец
Архитектура Древнего Рима. Салона (Сплит). Дворец Диоклетиана, 305 г. н.э. Золотые ворота
186. Дворец Диоклетиана. Часть вестибюля 187. Дворец Диоклетиана. Золотые ворота

К совершенно иной эпохе принадлежал дворец Диоклетиана в Салоне (современный Сплит), построенный около 305 г. В этот период кризиса государства и активизации его внутренних и внешних врагов императорская резиденция из открытой виллы и дворца превратилась в суровую крепость (рис. 183, 184). Построенная по типу военного лагеря, она имела слегка трапециевидный план со сторонами 157,5Х Х150, 95x191, 25X192,1 м (по внутреннему периметру). Крепость защищали башни: квадратные по углам и вдоль стен и восьмиугольные у ворот в середине каждой стороны, кроме южной, выходившей на море. Ворота соединяли улицы — кардо и декуманус, обрамленные портиками. В северо-западном квадрате крепости размещались казармы императорской гвардии и сад, а в северо-восточном — провиантские склады, конюшни и службы. Дворец с площадью перед ним занимал южную половину. Несколько позже на площади слева от входа во дворец был построен величественный мавзолей Диоклетиана, а справа — две ротонды, обнаруженные недавними раскопками, и небольшой храм Зевса. Чтобы скрыть диспропорцию, в размерах этих противопоставленных друг другу зданий был употреблен необычный до этого прием: по обе стороны улицы, соединявшей Золотые ворота с дворцом, были возведены на ступенчатом основании колоннады, перекрытые арками. Их интерколумнии были до половины высоты заложены. Входные проемы имелись лишь по оси мавзолея и храма. Так образовался парадный подход к императорской резиденции (рис. 185). Вход во дворец представал в перспективе колоннад. Четырехколонный портик на высоком подии напоминал фасад храма.

Все в этом преддверии жилища земного бога было подчинено торжественной церемонии императорского выхода. Мерный ритм боковых аркад при подходе к зданию прерывался. Его сменяла строгая пауза спокойных горизонтальных перекрытий боковых пролетов портика, оттенявшая взлет центральной повышенной арки. Эта арка, арочный пролет двери за ней и легкий выступ подия впереди ее являлись центром композиции. Портик был великолепной архитектурной рамкой, в которой постепенно, по мере продвижения торжественной процессии из глубины парадного зала, лежащего по оси дворца, перед толпой придворных и стражи возникала фигура обожествленного императора, как бы выделенная центральной аркой — символом небесного свода.

На главной оси дворца, лежавшей на продолжении кардо, находился парадный круглый вестибюль с нишами (рис. 186) и протяженный церемониальный зал с выходом на открытую к морю галерею. Галерея располагалась поверх крепостной стены и имела лестницу к выходу на пристань. Здесь уже вполне сложился тот комплекс дворцовых залов, состоявший из трибуны и церемониального зала — консистория, который отвечал требованиям ритуала императорского культа. Этот комплекс начал намечаться еще во дворце Флавиев (лоджия-трибуна и тронный зал). В юго-западной половине дворца помещались апартаменты императора, термы и большая библиотека; ядром юго-восточной половины был многоугольный триклиний.

Дворец Диоклетиана был памятником переходного периода. Ставший более суровым образ жизни обусловил утрату целого ряда помещений, ранее входивших в состав дворца и сближавших его с виллой. Вместе с тем усложнившийся под влиянием восточных традиций ритуал императорского культа потребовал создания соответствующего парадного центра дворца. Римские принципы планировки сочетались во дворце Диоклетиана с восточными архитектурными деталями — антаблементом, изгибающимся по форме арочного пролета в центре фасада дворца и на южном фасаде крепости; типичными для зодчества восточных провинций арочными колоннадами; украшающей ворота аркатурой с тонкими колонками на кронштейнах (рис. 187); сирийскими профилированными архивольтами разгрузочных арок над воротами и глубокой плоскостной резьбой, покрывающей архитектурные детали. Многие из них были восприняты и развиты зодчеством последующих эпох и вошли в число основных выразительных средств архитектуры. Завершая развитие римского типа императорского жилища, дворец Диоклетиана вместе с тем стал и прообразом дворцов последующего времени.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)