Глава I. Зодиакальный круг и планеты

Книга IX. Глава I. Зодиакальный круг и планеты. Полный текст трактата Витрувия «Десять книг об архитектуре» (Vitruvius "De architectura libri decem") публикуется по изданию Всесоюзной Академии Архитектуры 1936 года. Перевод Петровского Ф.А.


1. Устройство солнечных часов обязано божественному разуму изобретателей и вызывает большое удивление у наблюдающих, так как равноденственная тень гномона бывает разной величины, — одной в Афинах, другой в Александрии, третьей в Риме и не той же самой в Плаценции или в других областях земли.

Вследствие этого разметка солнечных часов бывает совершенно различной в зависимости от различного расположения отдельных местностей. Это происходит оттого, что фигуры аналемм, по которым размечают часы соответственно положению места и тени гномона, вычерчивают, исходя из размеров равноденственных теней. Аналемма является основой вычислений, выводимых по солнечному пути и находимых по наблюдению тени, увеличивающейся вплоть до зимнего солнцестояния. Посредством аналеммы, вычерченной по правилам архитектуры и при помощи циркуля, определяют действие солнца в мире.

2. Мир же есть высшая совокупность всей природы вещей и небо, образуемое созвездиями и звездными путями. Оно неизменно вращается вокруг земли и моря на конечных шипах его оси. Ибо в этих точках так строительствовала сила природы, что расположила эти шипы, подобно средоточиям: один — на необъятном пространстве от земли, в самом верху мира и за самыми звездами Септентрионов, другой — прямо напротив него, под землею, в полуденных областях. И там вокруг этих шипов, как вокруг средоточий, она создала кружочки, как в токарном станке, называющиеся по-гречески πάλοι, в которых вечно совершается круговой полет неба. Таким образом, средина земли вместе с морем естественно помещаются в центре мира.

3. При таком, созданном природою, расположении получается, что в северной части средоточие неба находится вверху, высоко над землею, а в южной части — расположено в нижних областях и поэтому закрывается землею; затем, поперек середины неба и наклонно к югу находится широкий пояс, образуемый двенадцатью знаками. Вид их, при расположении звезд по двенадцати равным частям, представляет собою изображение, начертанное природой. Итак, светила вместе с миром и со всеми украшающими его созвездиями, облетая вокруг земли и моря, совершают свой путь в соответствии с округлостью неба.

4. Все они, будь они видимы или невидимы, следуют непреложному течению времени. Когда шесть из упомянутых знаков странствуют по небу над землею, остальные, заходя под землю, закрываются ее тенью. Шесть же из них всегда держатся над землею. Ибо какая часть последнего знака,, подчиняясь вращению, должна бывает скрыться под землей, такая же часть противолежащего знака, в неизбежном обращении опустившаяся, гонимая круговоротом по свободному пространству, выходит из тьмы на свет. Ибо одна и та же сила и необходимость производит с обеих сторон вместе и восход и заход.

5. И в то время как эти знаки, числом двенадцать, занимают каждый в отдельности двенадцатую часть мира и вращаются непрерывно с востока на запад в противном направлении, — луна, планета Меркурий, Венера, само солнце и также Марс, Юпитер и Сатурн, отличаясь друг от друга величиною своих орбит и пробегая по ним как бы по ступеням кругового подъема, странствуют по этим знакам в мире с запада на восток. Луна пробегает кругом неба в двадцать восемь дней и приблизительно один час и, возвращаясь к тому же знаку, из которого она начала идти, завершает лунный месяц.

6. Солнце же, двигаясь, в течение месяца проходит пространство одного знака, то есть двенадцатой части мира. Таким образом, оно проходит в течение двенадцати месяцев по пространствам двенадцати знаков и, когда возвращается к тому знаку, откуда пошло, завершает полный оборот года. Вследствие этого круг, который луна пробегает тринадцать раз в двенадцать месяцев, проходится солнцем в те же месяцы один раз. Планеты же Меркурий и Венера, обвиваясь своими путями вокруг лучей солнца, как средоточия, движутся попятно, замедляют ход и даже, из-за своего окольного движения, задерживаются на стояниях в пространствах знаков.

7. Это видно лучше всего по планете Венере, так как, когда она следует за солнцем, она, ярко блистая, появляется на небе после его захода и называется вечерницей; в другое же время она предшествует ему и, восходя до денного света, называется денницей. Таким образом, эти звезды по временам задерживаются на большее число дней в одном знаке, а то быстрее вступают в другой. А поскольку они проводят неодинаковое число дней в отдельных знаках, то чем дольше они сначала задерживались, тем скорее, перелетая дальше по своим путям, они своевременно завершают свой оборот. Так получается, что хотя они задерживались в некоторых знаках, тем не менее, освобождаясь от своей вынужденной задержки, они быстро достигают должных мест своих орбит.

8. Планета Меркурий пролетает свою дорогу в мире так, что, пробегая по пространствам знаков, достигает на триста шестидесятый день того знака, из которого в предыдущем обращении стала совершать путь; и путь ее размерен так, что в каждом отдельном знаке она бывает около тридцати дней.

9. Венера же, когда она свободна от препятствий лучей солнца, пробегает пространство знака в тридцать дней. Но хотя она остается в отдельных знаках менее чем по сорока дней, во время своего стояния она восполняет это общее число дней, задерживаясь в одном знаке. Итак, полное свое обращение по небу она совершает в четыреста восемьдесят пять дней, снова входя в тот знак, из которого ранее начала свой путь.

10. Марс же приблизительно на шестьсот восемьдесят третий день своего странствия по звездным пространствам приходит туда, откуда начал перед этим совершать свой путь. И, пробегая некоторые знаки быстрее, дополняет требуемое число дней во время своих стояний. Юпитер же, подымаясь более тихой поступью против вращения мира, проходит отдельные знаки приблизительно в триста шестьдесят дней и через одиннадцать лет и триста тринадцать дней занимает прежнее положение, входя в тот знак, где он был двенадцать лет назад. Сатурн же, пересекая в двадцать девять месяцев и несколько дней пространство одного знака, через двадцать девять лет и приблизительно сто шестьдесят дней возвращается в тот знак, в котором был за тридцать лет перед этим. Он представляется более медлительным потому, что насколько меньше он отстоит от предела мира, настолько большую орбиту приходится ему описывать.

11. Планеты, совершающие свой путь по орбитам, лежащим выше солнца, в особенности когда они находятся как раз в треугольнике, в который оно только что вступило, не двигаются вперед, но задерживаются в попятном движении до тех пор, пока солнце не совершит перехода из этого треугольника в другой знак. Это, как полагают некоторые, происходит оттого, что когда солнце, по их словам, отстоит от этих планет на значительное расстояние, пути, по которым блуждают эти планеты, лишены света, и они задерживаются мешающим им мраком. Нам, однако, представляется, что это не так. Ведь сияние солнца видимо и открыто по всему миру и ничто его не омрачает, так что нам даже видны эти планеты во время попятных движений и задержек.

12. Итак, если на таком огромном расстоянии наш взор способен это заметить, как же считать, что божественное сияние звезд может быть ослеплено мраком! Итак, гораздо правильнее, по нашему мнению, будет «читать, что подобно тому, как тепло вызывает и влечет к себе все вещи, и мы видим, что и плоды, согреваясь, всходят из земли кверху, а равно и пары воды от источников вздымаются радугами к небу, так на том же основании и мощное воздействие солнца, испуская свои лучи, расходящиеся по треугольнику, притягивает к себе идущие следом планеты, а бегущие впереди как бы обуздывает и осаживает, не позволяя идти вперед, но заставляя их отступать к себе, в знак другого треугольника.

13. Быть может, будут недоумевать, почему же солнце своим теплом производит задержки планет предпочтительнее в пятом от себя знаке, нежели во втором или в третьем, которые ближе. Поэтому я объясню, каким образом это, очевидно, происходит. Лучи солнца простираются в мире по прямым линиям, в виде сторон равностороннего треугольника, то есть не более, не менее как до пятого от него знака. А если бы лучи, разливаясь по всему миру, расходились по окружностям, а не простирались по прямым линиям, в виде треугольника, то пылали бы ближайшие тела. На это, по-видимому, обратил внимание и греческий поэт Еврипид. А именно, он говорит, что находящееся от солнца дальше пламенеет сильнее, тогда как ближайшие к нему предметы нагреваются умереннее. Поэтому он пишет в трагедии «Фаэтон» так: 
Палит, что дальше, мягко греет ближнее.

14. Если же это доказывается явлениями, и рассудком, и свидетельством древнего поэта, то я не думаю, что можно было бы судить об этом иначе, чем так, как написано выше.

Юпитер, бегущий по орбите между Марсом и Сатурном, пролетает больший путь, чем Марс, и меньший, чем Сатурн. Также и остальные планеты, чем дальше они отстоят от предела неба и чем ближе их орбиты к земле, тем быстрее они, видимо, вращаются, так как каждая из них, имеющая меньшую орбиту, часто обгоняет находящуюся выше, проходя под нею.

15. Таким же образом, если на колесо, применяемое гончарами, положить семь муравьев, проведя вокруг центра колеса столько же бороздок, увеличивающихся в диаметре от середины колеса к краю, и заставить муравьев бегать по ним кругом, а колесо вертеть в обратном направлении, то, несмотря на это, они непременно будут совершать путь в противоположную вращению сторону, и ближайший к центру пройдет свой путь скорее, а бегущий по краю круга колеса, хотя и будет двигаться с такой же «быстротой, гораздо позднее закончит бег из-за большей величины его орбиты. Подобно этому и звезды, стремящиеся против вращения мира, завершают обход по своим путям, но из-за вращения неба их относит назад по мере его ежедневного кругового движения.

16. Причина того, что одни планеты умеренны, другие горячи, а иные холодны, состоит в том, что всякий огонь имеет пламя, подымающееся кверху. Итак, солнце, распаляя своими лучами находящийся над ним эфир, раскаляет его в тех областях, где обращается планета Марс, отчего она делается горячей. Сатурн же, находясь ближе всего к пределу мира и соприкасаясь с застывшими областями неба, чрезвычайно холоден. Вследствие этого Юпитер, путь которого лежит между орбитами той и другой планеты, находясь посредине между стужей и жаром, обладает надлежащей и умеренной теплотой.

О поясе двенадцати знаков и о том, каким образом и в какие сроки семь планет, стремя свой бег в противоположном направлении, переходят из знака в знак, я изложил, держась указаний моих учителей. Теперь я скажу о возрастании света и ущербе луны, следуя тому, что нам передано от предков.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)