Храмы в эпоху Римской империи

Глава «Храмы» подраздела «Архитектура Римской империи» раздела «Архитектура Древнего Рима» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией Б.П. Михайлова. Автор: Г.А. Кошеленко (Москва, Стройиздат, 1973)


Храм Юлия Цезаря. Алтарь Мира. Храм Марса Ультора. Храм Диоскуров. Храм Конкордии. Храм Веспасиана. Пантеон. Ротонда Ромы и Августа в Остии. Храм Венеры и Ромы. Храм Адриана в Риме. Храм Антонина и Фаустины. Храм Весты на Римском форуме. Святилище Изиды и Сераписа. Ансамбль храмов в Баальбеке. Храм Бела в Пальмире.


В эпоху Римской империи расширился пантеон богов, признаваемых официальной религией. В него были включены культы египетских богов Изиды и Сераписа, малоазийской Ма-Беллоны, иранского бога Митры, особо популярного среди воинов, и ряд сирийских солярных культов. Существовали и другие культы, среди которых выделялись иудейство и возобладавшее к IV в. христианство. Особое место занимал культ императоров. Пестрота религиозной жизни империи нашла отражение в культовом зодчестве, где наряду с храмами древним римским богам строились храмы обожествленным императорам, восточным богам, митреумы и синагоги. Большинство храмов I—II вв. посвящалось основным богам римского пантеона и императорам. Старые храмы нередко перестраивались в новых формах. В императорский период храмы в основном повторяли типы, употреблявшиеся при республике, — простиль, италийский тип и периптер в его римском варианте. В зависимости от частоты постановки колонн и соответственно этому изменяющимся их пропорциям различались периптеры нескольких видов. Наиболее употребительными были храмы с интерколумниями 1,5; 2 и 2,25 диаметра колонны, определяемые Витрувием как пикностиль, систиль и евстиль. От республиканских храмов их отличали больший масштаб, преимущественное употребление парадного коринфского или композитного ордера вместо скромных дорического и ионического, тесная постановка колонн на фасадах и применение дорогих материалов — мрамора, порфира и гранита для облицовки стен, для колонн и деталей. Вследствие традиционности основных типов в культовой архитектуре империи искания зодчих сосредоточивались главным образом на разработке декора храмов. Малая сохранность храмов этой эпохи не позволяет составить о них достаточно полного представления.

Основные храмы древнего Рима были сосредоточены в центре города на Римском форуме (рис. 33, 34).

Архитектура Древнего Рима. Рим. План Римского форума в императорский период
33. Рим. План Римского форума в императорский период: 1 — базилика Эмилия; 2 — курия; 3 — храм Конкордии; 4 — храм Веспасиана; 5 — портик; 6 — храм Сатурна (хранилище государственной казны); 7 — арка Септимия Севера; 8 — арка Тиберия; 9 — ростры: 10 — мемориальные колонны; 11 — базилика Юлия; 12 — вестибюль императорских дворцов; 13 — храм Диоскуров; 14 — арка Августа; 15 — храм Юлия; 16 — храм Весты; 17 — атрий весталок; 18 — Регия; 19 — храм Антонина и Фаустины; 20 — героон Ромула; 21 — базилика Максенция; 22 — вестибюль Золотого дома; 23 — арка Тита; 24 — храм Венеры и Ромы
Архитектура Древнего Рима. Рим. Современный вид Римского форума Архитектура Древнего Рима. Римский форум. Храм Юлия, 29 г. до н.э. Реконструкция
34. Рим. Современный вид Римского форума 35. Римский форум. Храм Юлия, 29 г. до н.э. Реконструкция

Храм Юлия Цезаря, первый из построенных Августом храмов, был посвящен обожествленному Юлию Цезарю и воздвигнут в 29 г. до н.э. на Римском форуме, ограничив его с востока (рис. 35). Это был еще скромный простиль ионического ордера. Передняя часть подия отступала в центре, огибая круглый алтарь, отмечавший место кремации Цезаря. Выступы подия по сторонам алтаря, украшенные рострами вражеских судов, служили трибунами для ораторов. Они заменили ранее существовавший здесь трибунал, находившийся напротив ростр в западной части форума и снесенный при сооружении храма.

Архитектура Древнего Рима. Рим. Алтарь Мира, 13 г. до н.э. реконструкция Архитектура Древнего Рима. Рим. Алтарь Мира, 13 г. до н.э. деталь
Архитектура Древнего Рима. Рим. Алтарь Мира, 13 г. до н.э. общий вид 36. Рим. Алтарь Мира, 13 г. до н.э. реконструкция; деталь; общий вид

Для стиля ранней империи характерен монументальный мраморный алтарь Мира, сооруженный в 13 г. до н.э. по случаю побед Августа в Испании и Галлии, завершивших умиротворение империи (рис. 36). Поставленный поблизости алтаря бога войны Марса, он представлял собой прямоугольную ограду размером 11,63X10,62 м и высотой 6 м, в центре которой на ступенчатом постаменте стоял алтарь.

Проемы в западной и восточной стенах ограды открывали сквозной проход мимо алтаря. Наружные стены ограды, отмеченные по углам и у проемов орнаментированными пилястрами, были покрыты внизу растительным орнаментом. Верхние части южной и северной стен содержали рельефные изображения шествия Августа со свитой к алтарю для жертвоприношения. Тема движения к алтарю прерывалась панно по торцовым сторонам от входов.
 
Памятник содержал разнородные элементы — италийский тип сооружения, этрусский принцип расположения орнамента внизу и фигур наверху и римский прием объединения в рельефе реальных и мифологических фигур. Тонкое мастерство выполнения рельефов свидетельствует об усилившемся греческом влиянии.

Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Марса Ультора, 2 г. до н.э. Профили антаблемента Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Марса Ультора, 2 г. до н.э. Современный вид
Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Марса Ультора, 2 г. до н.э. Деталь карниза
37. Рим. Храм Марса Ультора, 2 г. до н.э. Современный вид, деталь карниза, профили антаблемента: А — верхний киматий кессона; Б — второй киматий кессона; В — четвертной вал с иониками у основания кессона; Г — киматий, венчающий архитрав; Д — бусы между фасциями архитрава

Грандиозный масштаб сооружений Империи проявился в храме Марса Ультора на форуме Августа (2 г. до н.э., рис. 37). При фасаде шириной 35 м колонны достигали высоты около 18 м. Стройный восьмиколонный пикностиль италийского типа был дополнен апсидой, расположенной выше уровня пола и замыкавшей главную ось храма и всего форума. Особенностью интерьера, деревянное перекрытие которого несли стены целлы, были декоративные колоннады вдоль стен. Белизна мраморных стен и колонн, прекрасные формы классических римско-коринфских капителей, кессоны портика и искусная порезка деталей антаблемента придавали торжественность монументальному династическому храму Юлиев.

Архитектура Древнего Рима. Римский форум. Храм Диоскуров, 6 г. н.э. Современный вид Архитектура Древнего Рима. Римский форум. Храм Диоскуров, 6 г. н.э. План
38. Римский форум. Храм Диоскуров, 6 г. н.э. Современный вид 39. Римский форум. Храм Диоскуров, 6 г. н.э. План

К храму Марса Ультора по размерам (30x50 м), стройным пропорциям, ордеру и декору был близок храм Диоскуров на Римском форуме, реконструированный в б г. до н.э. (рис. 38, 39). Подобно соседнему храму Юлия, храм Диоскуров, являвшийся периптером, также был приспособлен для выступлений ораторов. Передняя часть его подия, не имевшая ступеней, служила трибуной, на которую поднимались по боковым лестницам. На уровень целлы приводил широкий марш лестницы. Выступы подия по ее сторонам служили пьедесталами для конных статуй Кастора и Поллукса. Своеобразны изысканные капители храма с переплетающимися средними завитками.

Архитектура Древнего Рима. Римский форум. Храм Конкордии, начало I в. н.э. Карниз
40. Римский форум. Храм Конкордии, начало I в. н.э. Карниз
Архитектура Древнего Рима. Римский форум. Храм Конкордии, начало I в. н.э. План, профили (по Тэбельманну)
41. Римский форум. Храм Конкордии, начало I в. н.э. План, профили (по Тэбельманну): А — венчающим гусек; Б — киматий над выносной плитой; В — выносная плита; Г — кессон; Д — модульоны; Е — ионики и бусы между модульонами и зубчиками; Ж — киматий над фризом; 3 — верхний профиль архитрава

Одновременно был перестроен древний храм Конкордии (рис. 40, 41), повторявший поперечным расположением целлы республиканский храм Вейовы. Целла (45X24 м) заслоняла субструкции Табулария. Необычны коринфские капители шестиколонного портика — вместо волют в них сдвоенные бараньи головы. Остатки карниза свидетельствуют о его высоком художественном качестве: четко выраженная тектоника элементов сочеталась с живописностью сочного оживленного светотенью растительного орнамента и великолепным качеством резьбы по мрамору. Зрелое совершенство декора этих храмов знаменовало расцвет Августова классицизма.

Архитектура Древнего Рима. Римский форум. Вид на остатки храма Веспасиана (слева) и портик храма Сатурна (справа) Архитектура Древнего Рима. Римскии форум. Храм Веспасиана, 79 г. н.э. Карниз
42. Римский форум. Вид на остатки храма Веспасиана (слева) и портик храма Сатурна (справа) 43. Римскии форум. Храм Веспасиана, 79 г. н.э. Карниз

Ко 2-й половине I в. декор утратил классическую ясность построения. В соседнем с храмом Конкордии простильном храме Веспасиана (79 г.), заслонившем собой лестницу с форума на Капитолий, модульоны карниза, густо покрытые растительными мотивами, тонут в орнаменте и перестают восприниматься как несущие элементы. Изменился и характер мраморной резьбы: орнаментация вырезана глубоко, но плоскостно, а ряд предметов жреческого обихода на фризе трактован с сухим натурализмом (рис. 42, 43).

Архитектура Древнего Рима. Помпеи. Храм Веспасиана, конец I в. н.э. Эдикула
44. Помпеи. Храм Веспасиана, конец I в. н.э. Эдикула

Со 2-й половины I в. в некоторых храмах замечается отход от традиционных форм. Два культовых сооружения на форуме Помпеи необычны по плану (см. стр. 430. План форума Помпей). Одно из них — храм Веспасиана, который не имел портика и делился на три части — вестибюль с плоскими эдикулами на стенах, среднюю часть и за нею — три служебных помещения. Средняя часть играла роль пронаоса, у задней стены которого на возвышении находилась эдикула, заменившая целлу (рис. 44). Находившийся рядом с храмом Веспасиана Атрий городских ларов, по-видимому, воспроизводил в большом масштабе устройство частных ларариев. Он был открыт в сторону форума, имея алтарь в центре, апсиду по главной оси и две прямоугольные экседры близ входа.

Архитектура Древнего Рима. Рим. Пантеон, около 125 г. н.э. Современный вид
45. Рим. Пантеон, около 125 г. н.э. Современный вид
Архитектура Древнего Рима. Рим. Пантеон. Фасад
46. Пантеон. Фасад
Архитектура Древнего Рима. Пантеон. Продольный разрез
Архитектура Древнего Рима. Пантеон. План
47. Пантеон. Продольный разрез, план
Архитектура Древнего Рима. Пантеон. Реконструкция первоначального вида
48. Пантеон. Реконструкция первоначального вида
Архитектура Древнего Рима. Пантеон. Конструктивная система ротонды
49. Пантеон. Конструктивная система ротонды

Особое место в римской и мировой архитектуре занял Пантеон — храм «всех богов», в столице империи. Облик Пантеона и его масштаб резко отличают его от предшествующих ему круглых периптеров (рис. 45).

Большая часть римских храмов-ротонд эпохи империи посвящалась императорскому культу. В конце I в. до н.э. зодчим Валерием Остийским по заказу Агриппы был построен первый Пантеон. Сохранившиеся остатки его незначительны. Вероятно, он имел круглую в плане форму и был посвящен всем богам, но в первую очередь Марсу и Венере — покровителям императорского рода Юлиев. Видимо, желание сохранить преемственность традиций и было одной из основных причин, заставивших архитектора Пантеона (им был, по всей вероятности, Аполлодор Дамасский, хотя считается, что авторство принадлежит императору Адриану) придать ему круглую форму. Пантеон был построен в 118—128 гг., позднейшие реставрации Антонина Пия, Септимия Севера и Каракаллы мало изменили его облик. Он был возведен на Марсовом поле, примерно на таком же расстоянии от центра города, как и Колизей, и служил ему своеобразным противовесом.

Здание состоит из трех частей: купольной ротонды, примыкающего к ней с севера прямоугольного портика и переходного элемента между ними, имеющего высоту ротонды и ширину портика (рис. 46, 47). К портику вела равная ему по ширине лестница из пяти ступеней. Как показали раскопки, перед Пантеоном располагался прямоугольный вытянутый мощеный двор, окруженный портиками с пропилеями на оси портика храма и триумфальной аркой в центре двора (рис. 48). Гигантская ротонда имеет внутренний диаметр 43,5 м и сферический купол диаметром 43,2 м. Купол превосходит по размеру не только все подобного рода конструкции древности, но также и средних веков, Возрождения и нового времени до XIX в. Пантеон представляет собой самый монументальный образец купольного здания римской эпохи.

Развитие куполостроения в римской архитектуре было связано с купольными залами нимфеев и терм. Ротонда терм Меркурия в Байях (I в. н.э.) с диаметром купола, превышающим 20 м, явилась в этом отношении прообразом Пантеона. Но купольные залы терм всегда входили в комплекс сооружения, в Пантеоне же впервые цилиндрический купольный объем огромных размеров приобрел самостоятельное значение.
    
Диаметр ротонды равновелик ее высоте, составляющей половину высоты здания, — соотношение, рекомендованное Витрувием (рис. 48).

Ротонда опирается на кольцевой фундамент шириной 7,3 м и глубиной 4,5 м. Распор купола определил значительную толщину бетонной с кирпичной облицовкой стены в 6,3 м (1/7 диаметра ротонды), которая расчленена большими нишами на восемь гигантских пилонов (рис. 49). Восемь основных ниш имеют ширину 8,9 м и глубину 4,5 м при толщине их задних стенок 1,8 м. Ниши облегчают стену на 1/3 ее объема. Помимо этого восемь пилонов разбиты малыми пустотами (в форме обратных заделанных ниш) на 16 радиальных опор-контрфорсов. Это значительно облегчило объем стены и превратило ее в жесткий каркас из 16 опор, чередующихся с тонкими участками стены.

Большие ниши перекрыты мощными кирпичными арками двойной кривизны, которые соединяют пилоны между собой и создают непрерывную кольцевую опору для купола. Более мелкие арки не только связывают между собой крупные, дополняя систему опоры купола, но и разгружают антаблемент ордера нижнего яруса от давления массы купола. В систему арочных конструкций включаются и арки в нижней зоне самого купола, задачей которых является передача давления купола только на пилоны. Благодаря этому в стене Пантеона почти нет инертной массы. Стена представляет собой многоярусную аркаду, умелое построение которой обеспечило на тысячелетия прекрасную сохранность памятника в сейсмических условиях.

Купол отлит из горизонтальных слоев бетона, в нижней зоне армированного кирпичными арками. Тщательное изучение структуры купола опровергло идущее от Пиранези и повторенное Виолле ле Дюком, Шуази и другими заблуждение о наличии в куполе Пантеона каркаса из кирпичных арок выше второго снизу ряда кессонов *. Состав бетона изменяется в зависимости от высоты купола. В нижних частях купола наполнителем бетона служила твердая травертиновая крошка, в верхних — крошка туфа и легкой пемзы. Большую роль играют кессоны купола, отлитые одновременно с ним. Пятью рядами покрывая его поверхность на высоту 60° от основания, они оставляют гладким пространство вокруг круглого окна — опайона, диаметр которого 8,92 м. Соответственно уменьшению окружности верхние кессоны вдвое меньше нижних. Кессоны расчленяют поверхность купола и облегчают его приблизительно на 1/6 его веса, а их перспективное сокращение зрительно увеличивает высоту купола. В целом конструкция Пантеона может быть охарактеризована как купол на аркаде.

* W. Macdonald. The architecture of the Roman Empire, New Haven, 1965, p. 105

Наружные членения ротонды очень просты: нижний горизонтальный выступ отражает границу между первым и вторым ярусом стены, а второй отмечает начало купола, т.е. границу между несущими и несомыми частями конструкции. Стена в нижней части была, вероятно, облицована мрамором, а в верхней — оштукатурена. Третий выступ соответствует переходу от кольцевой стенки вокруг основания купола к семи ступенчатым уступам, загружающим нижнюю часть свода (рис. 50). Поверхность купола покрывала позолоченная черепица.

Внутри здание членится четырьмя прямоугольными и тремя полуциркульными нишами. Против средней полуциркульной ниши находится повторяющий ее очертания прорез арки входа. Нижний ярус стены имеет в высоту 13 м и украшен колоннами и пилястрами коринфского ордера (рис. 51). Второй ярус представляет собой аттик высотой 8,7 м, до XVIII в. расчлененный пилястрами из цветного мрамора.

В интерьере Пантеона доминирует полусфера его грандиозного купола. Впечатление единства пространственного целого усиливается равновесием между его вертикальными и горизонтальными измерениями. Единое нерасчлененное пространство охватывается мощной сферой, воспринимавшейся как символическое изображение небесной сферы. О таком понимании перекрытия Пантеона прямо пишут древние авторы. Именно это определяло особую роль купола в конструкции Пантеона, отличную от той роли, которую купол играл в зданиях утилитарного назначения.

Важная роль принадлежит ордерной системе, введенной в первый ярус храма. Колонны, поддерживающие антаблемент, прикрывают огромные ниши и тем самым способствуют созданию единого внутреннего пространства Пантеона. Без них оно было бы раздроблено, масштабность изменилась и не выявилась бы грандиозность внутреннего пространства. Пояс аттика, раскрепованный только над нишей, противолежащей входу, образует органический переход от стены к сфере. Аттиковый ярус воспринимается как часть купола, еще больше акцентируя его роль в интерьере Пантеона.

Преобладание купола не означает, что он своей массой давил на находящегося внутри храма человека. Зодчий стремился создать впечатление легкости конструкции перекрытия. Этой цели помимо кессонов служили ордерные членения стены. Явно не рассчитанные на несение подлинной массы купола, они тем не менее порождали у зрителя впечатление легкости вознесшейся над ними сферы. Особенно это касалось мелких пилястр верхнего яруса, которые выглядели как опора купола.

Особая роль отводилась единственному световому отверстию, расположенному в высшей точке купола Пантеона. Центричность помещения, его огромные размеры, блеск столба света в центре и полумрак на «периферии» ротонды не только создавали впечатление покоя и сосредоточенности, но и заставляли молящегося в храме с особым чувством воспринимать небо и солнечный свет. Льющийся с неба через опайон столб света, вокруг которого развертывается внутреннее пространство Пантеона, является настоящим стержнем композиции (рис. 52, 53). Чтобы понять, как должен был воспринять римлянин такое решение внутреннего пространства храма, нужно помнить, что для него верховное божество — Юпитер — был не столько антропоморфным существом, сколько самим небесным сводом.

Архитектура Древнего Рима. Пантеон. Покрытие ступенчатой части купола Архитектура Древнего Рима. Ордер Пантеона. Коринфский ордер: пилястры входного портика
50. Пантеон. Покрытие ступенчатой части купола 51. Ордер Пантеона. Коринфский ордер: а — входного портика; б — нижнего яруса интерьера; в — верхнего яруса интерьера; г — пилястры входного портика
Архитектура Древнего Рима. Ордер Пантеона. Коринфский ордер: а — входного портика; б — нижнего яруса интерьера; в — верхнего яруса интерьера
Архитектура Древнего Рима. Купол Пантеона Архитектура Древнего Рима. Интерьер Пантеона
52. Купол Пантеона 53. Интерьер Пантеона
Архитектура Древнего Рима. Входной портик Пантеона (боковой фасад) 54. Входной портик Пантеона (боковой фасад)

Внутреннее пространство Пантеона огромно и как во всяком центрическом здании с любой точки зрения (кроме центральной) кажется большим, чем есть на самом деле: Нет углов, нет прямых горизонталей, только огромная полусфера и единообразный ритм колонн, простенков и ниш. Это не похоже на привычное для римлянина решение внутреннего пространства храма. В Пантеоне дано принципиально новое решение сакрального здания, в корне порывавшего с традициями античного восприятия храма. Обычные греческий и римский храм — это дом божества, доступ в который для рядового человека если не запрещен, то затруднен. Свободно туда входил только жрец. Все остальные в момент совершения религиозной церемонии находились снаружи. Совершенно иное решение предложил зодчий Пантеона. Молящийся находился внутри, он со всех сторон охвачен пространством, которое считается священным. Здесь уже появляется иное, не античное понимание внутреннего пространства храма. Возрастание роли религии к концу античного периода, новые формы ее заставляли переосмыслить и архитектурные формы храма. Перемещение верующего внутрь можно заметить во многих храмах мистериальных культов. Принцип здесь тот же самый, разница только в размерах и форме пространства. Отразив новые тенденции в развитии религиозной идеологии, Пантеон стал одним из прообразов христианских центрических храмов византийской эпохи, самым ярким образцом которых является храм Софии в Константинополе.

Входом в Пантеон служит портик, имеющий 14 м в глубину (рис. 54). Он перекрыт двускатной кровлей на бронзовых стропилах, ее поддерживают 16 колонн диаметром 1,5 м, высотой 14 м. По фасаду стоят восемь колонн, остальные, расположенные в ряд по четыре в каждом, делят пространство портика на три части. Этому делению портика отвечает деление фасада прямоугольного выступа, являющегося переходным элементом от портика к ротонде.

Вход в Пантеон фланкирован двумя большими полукруглыми нишами, в одной из которых стояла статуя Августа, а в другой — Агриппы. В целом это чрезвычайно напоминает членения целл обычного римского храма, но центральный элемент здесь превращен в проход. Естественно, что у посетителя рождались ассоциации, связывающие архитектурные элементы Пантеона со знакомыми и привычными образами. Они заставляли его по-новому воспринимать само внутреннее пространство Пантеона, видеть в нем непомерно разросшуюся и по-новому решенную целлу традиционного храма.

Введение портика имело целью придать осевую направленность центрическому зданию Пантеона. Поиски римских архитекторов в решении этой проблемы иллюстрирует еще республиканский храм В на Ларго Арджентина. Дальнейшее развитие этих поисков нашло отражение в архитектуре Пантеона. Здесь появился тот переходный элемент, который позволил выдвинуть портик вперед.

Наконец, сильнее всего фронтальную осевую ориентацию придал храму колоннадный прямоугольный двор длиной 110 м, предварявший относительно высокий и широкий портик. Все эти архитектурные элементы, сужавшие поле зрения при подходе к Пантеону, маскировали ротонду и настраивали посетителя на привычное восприятие. Тем сильнее было воздействие архитектуры и солнечного света: от яркого солнца колоннадного двора посетитель переходил к затененности глубокого портика и к полутьме перехода за ним, а затем снова внезапно к солнцу и простору внутреннего пространства Пантеона.

Архитектура Древнего Рима. Остия. Ротонда Ромы и Августа и базилика, III в. н.э. План
55. Остия. Ротонда Ромы и Августа и базилика, III в. н.э. План

В Пантеоне нашла свое наивысшее выражение инженерная и архитектурная мысль античного Рима, подготовленная предшествующими поисками и находками римских зодчих (развитие ротонды, купола большого диаметра, применение традиционной осевой композиции к центрическому зданию). Пантеон явился тем образцом, которому следовали многие построенные позднее ротонды. Уже через 35 лет в Пергаме строится храм этого типа (Зевса Асклепиоса) меньших размеров. Наиболее ярко влияние Пантеона сказывается в остийской ротонде (диаметр купола 18,35 м) III в., посвященной императорскому культу (рис. 55).

Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Венеры и Ромы, 121—140 гг. Современный вид Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Венеры и Ромы. Фрагмент интерьера целлы
56. Рим. Храм Венеры и Ромы, 121—140 гг. Современный вид 58. Рим. Храм Венеры и Ромы. Фрагмент интерьера целлы
Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Венеры и Ромы. План 57. Рим. Храм Венеры и Ромы. План, боковой фасад, продольный разрез
Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Венеры и Ромы. Боковой фасад
Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Венеры и Ромы. Продольный разрез

Вспышка эклектизма при Адриане особенно сильно проявилась в зодчестве, сочетавшем с римской конструктивной основой черты греческой и восточной архитектуры. В этом отношении характерен воздвигнутый по проекту самого императора храм Венеры и Ромы (121 —140 гг.) на Римском форуме, подвергнутый Аполлодором критике за непропорциональность некоторых его частей (рис. 56—58). Внешне это периптер греческого типа с удлиненным объемом целлы. Но ядро сооружения составлено из двух одинаковых, типично римских храмов, соприкасающихся апсидами, в одной из которых помещалась статуя сидящей Венеры, в другой — Ромы. Каменные стены храма несли деревянные стропила, перекрывавшие более чем 20-метровые пролеты целл. Коринфские колонны периптера (10x20) — из белого лунийского мрамора. Этот самый грандиозный из храмов империи (107x55 м) был поставлен на высокую платформу (120X145 м), вдоль длинных сторон которой проходили колоннады из серого гранита с белыми мраморными капителями. Колоннады в центре образовывали пропилеи. К торцам подия примыкали лестницы: парадная широкая была обращена к Священной дороге, а две узкие боковые — к Колизею. Остатки храма дошли в перестройке Максенция, усилившей его римские черты, когда каменные стены были заменены бетонными с мраморной облицовкой, а деревянное покрытие — кессонированными сводами. Интерьер с инкрустированным цветным мрамором полом, со скульптурами в нишах, обрамленных эдикулами на кронштейнах, с огромными статуями Венеры и Ромы в апсидах в обрамлении порфировых колонн поражал величием и пышностью. Храм богиням — покровительницам Рима и императорской власти, сопоставленный с храмами древнего Римского форума, — поражал размерами и размахом и наглядно демонстрировал достигнутое империей могущество.

Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Адриана, около 149 г. Современный вид бокового фасада Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Адриана, около 149 г. План
Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Адриана, около 149 г. Рельефы подия интерьера 59. Рим. Храм Адриана, около 149 г. Современный вид бокового фасада, план, рельефы подия интерьера

Идея военного господства Рима над современным ему миром была положена в основу Адрианеума — храма Адриана в Риме, законченного около 149 г. (рис. 59). Храм, использующий тип периптера, но в римском его варианте и со сводчатым покрытием, был украшен внутри рельефными фигурами, олицетворяющими подвластные Риму провинции. В расположении рельефов использован восточный прием: они помещены на пьедесталах полуколонн, членящих стены, а промежутки подия между ними заполнены военной арматурой.

Архитектура Древнего Рима. Рим. Современный вид Римского форума Архитектура Древнего Рима. Римский форум. Храм Антонина и Фаустины, 141 г. н.э. Фрагмент верхней части
Рим. Современный вид Римского форума 60. Римский форум. Храм Антонина и Фаустины, 141 г. н.э. Фрагмент верхней части

Своеобразием простильного храма Антонина и Фаустины на Римском форуме (141 г. н.э.) являлся рельефный фриз, в котором повторялись изящно очерченные изображения грифонов, жреческих сосудов и гирлянд (рис. 60).

Архитектура Древнего Рима. Римский форум. Храм Весты, начало III в. н.э. Современное состояние
61. Римский форум. Храм Весты, начало III в. н.э. Современное состояние

К III в. строительство новых храмов в Риме почти прекратилось. В начале III в. был заново перестроен храм Весты и атрий весталок на Римском форуме (рис. 61). Круглый периптер с коринфскими колоннами на отдельных пьедесталах приобрел характерный для построек времени Северов облик с нечеткими контурами рельефов фриза и неглубокой порезкой орнаментации. Расширенный атрий включал кроме жилых комнат весталок ряд подсобных помещений вокруг двора, украшенного фонтанами и статуями.

Наряду с храмами римским богам и императорам в столице и ряде других городов Италии уже в I в. до н.э. существовали храмы восточным богам.

Изображение религиозной церемонии Изиды сохранилось на фреске в Геркулануме (рис. 62).

Архитектура Древнего Рима. Геркуланум. Фреска с изображением религиозной церемонии у храма Изиды Архитектура Древнего Рима. Рим. Святилище Изиды и Сераписа, конец I в. н.э. План
62. Геркуланум. Фреска с изображением религиозной церемонии у храма Изиды 63. Рим. Святилище Изиды и Сераписа, конец I в. н.э. План
Архитектура Древнего Рима. Помпеи. Храм Изиды, I в. н.э. Современный вид Архитектура Древнего Рима. Помпеи. Храм Изиды, I в. н.э. План
64. Помпеи. Храм Изиды, I в. н.э. Современный вид, план
Архитектура Древнего Рима. Рим. Базилика у Порта Маджоре, I в. н.э. План Архитектура Древнего Рима. Сердика (София). Митреум. Реконструкция
65. Рим. Базилика у Порта Маджоре, I в. н.э. План 66. Сердика (София). Митреум. Реконструкция

В Риме в 43 г. до н.э. на Марсовом поле было сооружено святилище египетских богов Изиды и Сераписа, позднее перестроенное Домицианом. Оно представляло собой полукруглую ограду, окруженную портиком, с апсидой в центре и экседрами по бокам, видимо, предварявшуюся прямоугольным двором (рис. 63). В Помпеях имелся храм Изиды — разновидность простиля на высоком подии с двумя экседрами, фланкирующими целлу, вторым — боковым — входом в нее и поперечным разделением интерьера (рис. 64). Храм стоял в центре перистильной ограды, к задней стене которой примыкали два зала — для церемонии посвящения и для общих трапез верующих — с росписями на египетские религиозные сюжеты. Перед храмом, слева от лестницы, находились алтарь и резервуар со священной водой из Нила, защищенный храмиком восточных форм с антаблементом в центре, изогнутым по форме арки.

В I в. до н.э. в Риме у Порта Маджоре последователи одного из мистических культов соорудили трехнефную подземную базилику с апсидой и вестибюлем (рис. 65). Неправильность расположения столбов вызвана необычным способом постройки базилики. По контуру стен и столбов были вырыты глубокие траншеи и колодцы, залитые бетоном. Земля была использована как литейная форма также при возведении арок между столбами и цилиндрических сводов перекрытия. Освобожденный затем от земли интерьер базилики, освещавшийся светом из вестибюля, был покрыт тонким стуковым декором и росписями.

Особым видом культовых сооружений были митреумы, распространившиеся в последние века империи. Сохранилось много митреумов в Риме, Остии, Капуе и других городах Италии и провинций. Митреумы были подземными святилищами вытянутой прямоугольной формы с нишей в глубине, имитирующей грот и содержавшей изображение Митры, убивающего быка, с алтарем перед ним и возвышением вдоль стен с ложами для молящихся (митреум в Сердике, совр. София, рис. 66). Иногда, как в митреуме терм Каракаллы, в центре пола имелся бассейн, куда стекала кровь жертвенных животных. Обряды происходили во тьме и при свете факелов и завершались трапезой. Главным центром митраистов Рима был митреум императорской виллы (II в.), замечательный стуковыми рельефами и росписями. Он был раскопан под церковью Санта Приска на Авентине.

Последователи иудаизма строили синагоги — здания базиликального типа, обычно трехнефные, со скамьями вдоль стен и фасадом, ориентированным на Иерусалим. Одна из них сохранилась в Остии (I в. н.э., в перестройке IV в.).

Архитектура Древнего Рима. Рим. Храм Солнца, III в. н.э. План (по рисунку Палладио)
67. Рим. Храм Солнца, III в. н.э. План (по рисунку Палладио)

Во 2-й половине III в. в римской религии созрели условия для замены политеизма монотеизмом. Первая попытка в этом отношении была предпринята императором Аврелианом, который пытался ввести в империи единый культ Солнца. В это время в столице были сооружены два храма Солнца, оба круглые периптеры: один — в Большом цирке, другой — близ Фламиниевой дороги, дошедший в зарисовке Палладио (рис. 67). Последний был поставлен в центре большого прямоугольного двора, обнесенного каменной оградой с экседрами. Декоративные детали ансамбля, видимо, выполнены сирийскими мастерами.

В последнее столетие империи в Италии почти прекратилось строительство новых храмов. Это было вызвано как упадком официальной религии, так и общим катастрофическим положением государства.

Культовая архитектура в провинциях, даже глубоко романизованных, была теснее, чем другие типы сооружений, связана с местными традициями. Это объясняется тем, что подчинение Риму мало затрагивало эту область жизни, ибо римский политеизм вполне допускал существование у каждого народа своих богов. Конечно, внедрение римлян и основание римских городов сопровождалось строительством Капитолиев, а в поклонении жителей завоеванных областей римским божествам выражалась их лояльность Риму. Но часто сами римляне, попавшие в ту или иную завоеванную область, начинали поклоняться также и местным божествам в местных храмах. Античный политеизм нередко приводил к отождествлению местных божеств с римскими, и возникавший таким образом синкретизм порождал иногда смешение римских и местных черт в архитектуре храмов.

Архитектура Древнего Рима. Немауз (Ним, Галлия). Мэзон карре, 20—19 гг. до н.э. Общий вид Архитектура Древнего Рима. Тевеста (северная Африка). Храм, начало III в. н.э.
68. Немауз (Ним, Галлия). Мэзон карре, 20—19 гг. до н.э. Общий вид 69. Тевеста (северная Африка). Храм, начало III в. н.э.

Благодаря всем этим обстоятельствам общая картина развития культовой архи-тектуры в провинциях была достаточно пестрой. Типичным примером может служить Галлия. Очень сильная романизация провинции вызвала строительство большого числа римских храмов (преимущественно псевдопериптеров), наиболее ярким образцом которых был Мэзон карре в Немаузе — храм, построенный в 20—19 гг. до н.э. и посвященный позднее Гаю и Юлию Цезарям (рис. 68). Другим примером храмов этого типа является храм Августа и Ливии (первоначально храм Августа и Ромы) во Вьенне, также датируемый августовским временем. Кроме них, в Галлии было множество храмов, по формам не имеющих ничего общего с греко-римскими типами. Они нашли распространение по всей империи, поскольку в них поклонялись восточным божествам, получившим признание как в Риме, так и во всех провинциях. Наконец, существовали местные формы храмов. К ним в первую очередь относятся грандиозные башнеобразные святилища. Ротонда с внутренним диаметром 21 м и сохранившейся высотой 27 м, окруженная высоким портиком и помещенная внутри перибола, — таково устройство обычного храма этого типа (Везунна, совр. Перигё, II в. н.э.). Господствующим был тип круглой башни; реже встречаются и квадратные в плане храмы (так называемый храм Януса в Августодуне). Аналогичные храмы известны и в Британии.

Другим местным типом храма был так называемый фана. Этот небольшой храм обычно строился в лесу и имел квадратную в плане целлу с входом, оформленным на восточной стороне.

Эти храмы встречаются в Галлии, Германии и Британии. Наконец, имелись храмы, в которых смешались местные и римские черты.

Архитектура Древнего Рима. Дугга. Планы храмов: 1 — Сатурна, III в. н.э.; 2 — Юноны Целестис, III в. н.э.
70. Дугга. Планы храмов: 1 — Сатурна, III в. н.э.; 2 — Юноны Целестис, III в. н.э.

Аналогичным было положение и в других провинциях. Так, в северной Африке было много типично римских храмов. Храм в Тевесте (совр. Тебессе, начало III в. н. э. рис. 69), чрезвычайно близок храму Немауза, но отличается от него своеобразной декоративной обработкой аттика. В архитектуре некоторых храмов явно проглядывали не римские, а восточные — сиро-финикийские черты. Таков храм Сатурна (Ваала) в Дугге (рис. 70), состоявший из роскошного вестибюля, перистйльного двора и трех расположенных в ряд помещений на северной стороне его. Культ отправлялся во дворе вокруг изображения божества, возможно, имевшего форму бетиля (конического камня). Своеобразное сочетание местных и римских черт демонстрирует храм Юноны Целестис (Небесной) в этом же городе (рис. 70). Центром святилища служит типичный римский периптер коринфского ордера посреди полукруглого перибола.

Своеобразна культовая архитектура римской Сирии; обычно здесь строились антовые, простильные или периптериальные храмы, поставленные в глубине двора на высоком подии с лестницей с одного только главного фасада. Но внутри место обычной апсиды занимал адитон в виде высокого подия. Среди сирийских храмов выделялись грандиозные комплексы в Баальбеке (Гелиополе) и Пальмире (I—III вв.).

Архитектура Древнего Рима. Баальбек. Ансамбль храмов, I—III вв. н.э. Реконструкция
72. Баальбек. Ансамбль храмов, I—III вв. н.э. Реконструкция

Грандиозный ансамбль из трех храмов — Большого, Малого и Круглого — занимал значительную территорию в западной части Баальбека, близ пересечения двух основных магистралей (рис. 71—73). Главным был Большой храм (53,3X94,4 м, см. рис. 71), который вместе с относящимися к нему сооружениями  возведен согласно старой сирийской традиции на искусственной платформе (ее высота 9 м). Высота храма (около 40 м), пространственный размах ансамбля и его обращенность к центру города обусловили его господство в городском пейзаже.

Архитектура Древнего Рима. Баальбек (Сирия). Фасад пропилей Большого храма
71. Баальбек (Сирия). Фасад пропилей Большого храма
Архитектура Древнего Рима. Баальбек. Большой храм. Экседра прямоугольного двора
74. Баальбек. Большой храм. Экседра прямоугольного двора
Архитектура Древнего Рима. Баальбек. План Большого и Малого Храмов
75. Баальбек. План Большого и Малого Храмов

Монументальная лестница подводила к широкому фасаду пропилей. Башни, фланкирующие глубокий 12-колонный портик, изгибание антаблемента по форме арки над расширенным средним пролетом колоннады, подчеркнутая фронтальность пропилей — все это соответствовало традициям сирийской архитектуры. В то же время расположение по одной оси всех частей комплекса — пропилей, шестиугольного двора, прямоугольного перистиля и самого Большого храма — соответствовало принятому в римской архитектуре принципу осевой симметрии. Центрическое пространство шестиугольного двора служило своеобразным переходом от фронтально развернутого пространства пропилей к пространству прямоугольного перистиля. Расположенный по оси перистиля алтарь и удлиненные фланкирующие его бассейны направляли к Большому храму. Однако отвечавшая местной традиции постановка алтаря в центре храмового комплекса и его грандиозные размеры вступали в противоречие с осевой композицией этого ансамбля. Большой храм сильно разрушен: из 54 колонн его внешних портиков сохранилось шесть. Однако аналогичность планировки Большого и Малого храмов позволяет реконструировать интерьер Большого храма.

Его особенностью является уподобление интерьера храма перистильному двору, что порождает впечатление своего рода удвоения пространства. В композиции всего комплекса Большой храм был завершающим элементом, но в то же время его внутреннее пространство как бы повторяло в уменьшенных размерах ансамбль в целом. Монументальная лестница храма уподоблялась лестнице пропилей, портик фасада — собственно пропилеям, пронаос — пространству шестиугольного двора, наос напоминал перистиль, а в глубине его на высоком подии располагался адитон, решенный как миниатюрный храм.

Единство различных частей ансамбля подчеркивалось одним и тем же декоративным приемом — членением двумя ярусами ниш и эдикул, заполненных скульптурой, почти всех внутренних поверхностей: стен пропилей, стен многочисленных экседр, выходивших в портики дворов, и стен храма. Ордер трактован в целом по-римски, хотя и с чрезмерно высокими колоннами. Он сочетался с полуфигурами быков и львов в рельефном декоре антаблемента,. характерными для восточного искусства.

Архитектура Древнего Рима. Баальбек. Малый храм. Поперечный разрез
76. Баальбек. Малый храм. Поперечный разрез, современный вид 77. Баальбек. Малый храм. Интерьер
Архитектура Древнего Рима. Баальбек. Малый храм. Современный вид Архитектура Древнего Рима. Баальбек. Малый храм. Интерьер

Малый храм (34X68,5 м, по-видимому, посвященный Вакху) повторял те же композиционные и декоративные мотивы в меньшем масштабе (рис. 76, 77). Интересной его особенностью было введение в интерьер скульптурного фриза, изображающего сцены дионисийского культа. Фриз, помещенный на подии адитона, как бы подводил к статуе Вакха, стоявшей в нише в глубине адитона.

Архитектура Древнего Рима. Баальбек. Круглый храм. Общий вид и план
73. Баальбек. Круглый храм. Общий вид и план

Южнее Большого и Малого храмов находился так называемый Круглый храм (его диаметр 9 м). Четырехколонный портик, обращенный к центру ансамбля, заслонял целлу и придавал центрическому храму излюбленную римскими зодчими фронтальную осевую ориентацию. Редкое своеобразие облика храма открывалось при его обходе. Глубокая раскреповка подия и антаблемента создала чередование сильно выступающих вперед и западающих частей портика. Отступающие дугообразно части портиков приближали к зрителю ниши целлы, выделяя их ордерной рамкой и сосредоточивая внимание на помещенных в них статуях. Тем самым архитектурные формы храма сообщали движению воспринимающего их зрителя прерывистый ритм, отличный от плавного продвижения вокруг обычной ротонды.

Архитектура Древнего Рима. Пальмира (Сирия). Храм Бела, I—III вв. Реконструкция храма, план, генеральный план Архитектура Древнего Рима. Пальмира (Сирия). Храм Бела, I—III вв. Фрагмент колоннады двора
Архитектура Древнего Рима. Пальмира (Сирия). Храм Бела, I—III вв. Современный вид
78. Пальмира (Сирия). Храм Бела, I—III вв. Реконструкция храма, план, генеральный план, фрагмент колоннады двора 79. Храм Бела. Современный вид

Сочетанием римских и местных черт отмечена и архитектура храма Бела в Пальмире (I—III вв. н.э., рис. 78, 79). Как и ансамбль Большого храма в Баальбеке, священный участок храма Бела находился на искусственной платформе (ее размер 210 X 205 м) и был окружен стеной, разбитой снаружи пилястрами и нишами. Во II в. по внутреннему периметру стены были построены портики. Более высокий портик вдоль западной стены в отличие от остальных имел лишь один ряд колонн. Перед храмом, как и в Баальбеке, имелись алтарь для жертвоприношения и бассейн для омовения. Доступ на священный участок открывали пропилеи (ширина их фасада 35 м) с монументальной лестницей и трехпролетным входом. Они находились на западной стороне участка, по оси входа в храм.

Характерная для сирийского зодчества фронтальность композиции с очевидностью проявилась в архитектуре храма Бела. 

Храм Бела (55,3X30,3м) по типу псевдодиптер, капители коринфских колонн которого были украшены бронзовыми листьями аканфа. Он имел вход не на короткой, а на длинной стороне, несколько смещенный к югу от поперечной оси храма и оформленный порталом, покрытым плоским растительным орнаментом. В храме были два адитона — у северной и южной стен целлы. Кроме статуи Бела в нише южной стены в целле храма помещались также статуи богов солнца и луны (Яргибола и Аглибола), составлявших вместе с Белом триаду главных божеств Сирии. Изображения в храме римского типа семи планет в сопровождении знаков зодиака на плафоне северной ниши свидетельствуют о крепости местных религиозных традиций с их космическими представлениями. Необычно для римского храма и наличие лестниц в углах целлы, которые вели в помещения над культовыми нишами. По-видимому, лестницы имели выход и на плоскую крышу, где над сирийским зубчатым аттиком высились квадратные башенки, возможно, служившие для астрономических наблюдений. В деталях орнамента и особенно в рельефах храма заметную роль играют местные мотивы.

По необычности архитектурных форм, своеобразию сочетания римских и восточных черт и монументальности ансамбли храмов в Баальбеке и Пальмире представляли собой выдающееся явление в архитектуре Римской империи.

На юге Сирии, в областях расселения набатейских племен, были распространены храмы, восходящие по принципам своего устройства к иранским храмам огня (например, Хирбет-Таннур, Сирия), строившиеся здесь начиная с эллинистического времени. Квадратная в плане целла членилась внутри четырьмя колоннами, образующими в плане квадрат, в центре которого ставился алтарь. Для северной Месопотамии характерно возрождение древнейших местных форм святилища. Так, храмы Дура-Европос повторяют схему вавилонского храма с его обширным двором, вокруг которого компонуется группа помещений. Аналогичный процесс происходит и в Египте.

Общим направлением эволюции культового зодчества империи было постепенное изживание традиционных италийских типов храмов. Усиление в Италии восточных культов уже во II в. привело к усилению значения интерьера храма и к усвоению ряда восточных декоративных форм и композиционных приемов. К концу империи строительство римских храмов прекратилось, а в провинции местные типы святилищ стали преобладать над храмами со смешанными римскими и местными чертами. С III в. сначала подспудно, а затем явно идут поиски типа храма для крепнущей новой религии — христианства.

Комментарии

"Коринфские колонны периптера (10x20) — из белого лунийского мрамора". На рисунках 56 - 58 длину храма "представляет" — 21 колонна... Кроме того, рис. 58. Рим. Храм Венеры и Ромы. Фрагмент интерьера целлы, которая относится к "ведомству" богини Ромы. Часть же храма, которая относится к Венере - более руинирована.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)